Трезвое счастье Владимира Иванова


Владимир Иванов

Владимир Иванов

заведующий наркологическим реабилитационным отделением РНПЦ психического здоровья

 

Готовилась к встрече с известным белорусским наркологом Владимиром Ивановым — и нашла его фотоработы в соцсети «Фейсбук». «А мог бы и художником стать!» — почему-то возникла мысль.

Позже оказалось, что именно художникам Владимир Владимирович иногда по-хорошему завидует.
В юности он с удовольствием рисовал, запах красок обожает по сей день.

В студенческие годы много и с азартом фотографировал. Эстетическое начало крайне важно для него в окружающей жизни — в быту, в людях, в философии. И профессия нарколога, на взгляд Владимира Иванова, совершенно этому не противоречит. Да, каждый день он имеет дело с зависимыми, тяжелобольными людьми, многие из них из-за недуга теряют человеческий облик. Но…

— Я получаю огромную отдачу от пациентов, — говорит Владимир Владимирович. — Видеть трезвыми алкоголиков, в судьбе которых участвовал, — счастье. Большинство моих пациентов — мои друзья, они поддерживают меня и во всем помогают.

«Мне хотелось заглянуть за горизонт»

В 1987 году Владимир Иванов стал первым главным специалистом по наркологии и психиатрии Минздрава БССР. Разрабатывал сравнимую с европейской законодательную базу по психи-атрии и наркологии, создал первую в СССР компьютерную персональную базу потребителей наркотиков и токсикоманических средств. В немалой степени благодаря усилиям этого человека в Беларуси стали развиваться внебюджетная наркология, движение анонимных алкоголиков, начали работать реабилитационные программы для зависимых людей.

Сегодня Владимир Иванов заведует 21-м наркологическим реабилитационным отделением РНПЦ психического здоровья. Здесь рождалась идея его книги «Можно жить иначе», т.е. трезво, достойно, в гармонии с окружающим миром.

— Владимир Владимирович, откуда у Вас интерес к наркологии?

— Мой отец был кадровым военным. В 1944 году получил тяжелое ранение, но врачи спасли. С тех пор он очень уважительно относился к медикам и хотел, чтобы сын стал доктором…
После школы я сразу поступил в Военно-медицинскую академию им. С. М. Кирова в Ленинграде. С 3-го курса посещал студенческий кружок по психиатрии — в академии его называли ВНОС (Военно-научное общество слушателей). Видел себя психиатром. 
Когда приступил к работе в отделении острых алкогольных психозов Калининградской психиатрической больницы, стал изучать эту патологию и убедился: купировать острое состояние, лечить соматические осложнения у алкоголиков можно достаточно успешно. Это во-одушевило.
Потом меня пригласили заведовать наркологическим отделением Калининградского областного наркодиспансера. Там в работе с зависимыми пытался восстановить «триаду Бехтерева»: гипноз–АТ–разъяснение. И до сих пор считаю: если ее добросовестно внедрять, реально добиться хороших результатов. Позже организовал в Калининграде хозрасчетный наркологический кабинет — второй в СССР.

— Когда в 1987-м Вас назначили главным специалистом по наркологии и психиатрии Минздрава БССР, Вы уже знали, как повысить эффективность наркологической службы?

— Нет. После переезда в 1985 году из Калининграда в Минск успел поработать психиатром в Минском городском психоневрологическом диспансере и начмедом наркологического. Опыт лечения наркозависимых, безусловно, был, но организацией наркологической службы я не занимался. Именно поэтому мне хотелось заглянуть за горизонт. Чтобы сформировать концепцию оказания наркологической помощи, требовалось исследовать российский и западный опыт. За 7 лет в Минздраве часто бывал в служебных командировках за рубежом, знакомился с достижениями коллег, многому учился.

Что внушает оптимизм

— Вы были инициатором движения анонимных алкоголиков (АА) в Беларуси. Как приживались новые идеи на нашей почве?

— Когда в 1988 году в Беларусь из Нью-Йорка прилетели Джон Врагг из АА World Services и Катарина Вайс из Центра Бетти Форд (организация борется с наркотической и алкогольной зависимостью. — Прим. ред.) и рассказали об этом движении, то я не все понял и усомнился: заработает ли у нас? Спустя год съездил в Польшу — в Варшаве, Вроцлаве, Кракове увидел группы АА. Потом в Минске объявился американец Лео, алкоголик с 25-летним стажем трезвости, пришел в Минздрав и сказал, что готов делиться опытом с зависимыми белорусами. Вместе мы обратились в наркологическое отделение БСМП, которым заведовал тогда Владимир Максимчук. С этого и началось движение АА в нашей стране.

— Но массовым оно в Беларуси не стало…

— Нужно учитывать распространенность алкоголизма. Группы АА помогают тысячам людей обрести трезвость. Убежден, у нас движение должно развиваться и становиться магистральным в преодолении алкоголизма: оно не требует от государства почти никаких ресурсов, за исключением помещений.
К сожалению, в этом году в перечень организаций, у которых льготный коэффициент на аренду, почему-то не вошли группы АА, терапевтическое сообщество «Ковчег», РОО «Пробуждение», где помощь оказывается бесплатно. Обращаемся с письмами во все инстанции, но пока безрезультатно.

— В 2000 году Вы основали терапевтическое сообщество «Ковчег», о котором сегодня мало где услышишь…

— Реабилитационная программа «Ковчега» изначально рассчитывалась исключительно на женщин. 12 пациенток первого набора после регулярных встреч и терапии начали обретать трезвость и через несколько лет добились стойкой ремиссии. За это время они сдружились, молва о «Ковчеге» разошлась. Стали приходить и мужчины-алкоголики; программа работала и на них.
В «Ковчеге» использовалась модель большой патриархальной семьи. Лечение подразумевало признание алкоголиком своего бессилия перед болезнью, утрату контроля над собственной жизнью, необходимость внешнего управления ею. Я был «патриархом», а пациенты должны были проговорить со мной свои проблемы и получить «благословение» на те или иные действия.
Сейчас я редко там бываю. Но главные принципы сохраняются: роль авторитетов теперь выполняют  алкоголики с большими сроками трезвости.
Я часто слышу о своих подопечных такое мнение: мол, одолев одну зависимость, они при-обретают другую — от группы, от авторитетов. Это не так. По случаю недавнего юбилея у меня на даче собралось около 20 друзей из числа пациентов. Среди них не было ни одного представителя первого «призыва» (все они поздравили меня по телефону). Значит, люди реабилитируются настолько, что могут справляться с проблемами самостоятельно, без посторонней помощи, им не нужен «костыль» в виде авторитета. Просто требуется время, чтобы «дети» выросли, прошли этапы взросления.
Опыт «Ковчега» внушает мне оптимизм.

Феномен апостола Павла и национальные
особенности алкоголизма

— По Вашим наблюдениям, у мужчин или у женщин больше шансов победить алкоголизм?

— Это трудно предсказать. Порой пациент с невысоким уровнем образования, элементами деградации вдруг добивается успеха, в то время как интеллектуалы проигрывают битву за себя.
Помню одну женщину: она помимо алкогольной зависимости страдала пропшизофренией (т. е. возникшей на фоне дебильности), однако добилась устойчивой ремиссии.
Личность — это дух. Дух дышит, где хочет. Все зависит от тех ценностей, которые дороги человеку. Я называю это феноменом апостола Павла. Как известно, прежде он носил имя Савл и был гонителем христиан. Ему явился Господь и спросил: «Савл, за что ты меня гонишь?». И произошло мгновенное преображение: он окрестился в Павла, стал одним из отцов-основателей Церкви.
Самое сложное для алкоголика — принять решение. «Малое решение», как я называю, пьющие принимают постоянно. Устают и решают на время «завязать». А «большое решение» — изменение жизни, трезвость как постоянная норма — требует перехода под внешнее руководство и бесстрашного изучения себя. Правильно организованная жизнь и гармоничные отношения обеспечивают успех в преодолении зависимости.

— Можно ли говорить о национальных особенностях отечественного алкоголизма?

— Если сравнивать с Европой, то наши алкоголики более агрессивны. В Германии ко мне подходили явно зависимые типы, но достаточно было сказать, что ты иностранец, и они тут же отставали. В Оксфорде я ежедневно проходил мимо скверика, где сидели «горнисты» (те, кто пьет спиртное из горла), они были необычайно приветливы.
Наши выпивохи при встрече с иностранцем наверняка захотели бы того развести на что-нибудь. Цивилизованность, особенности менталитета, умение держать себя играют роль даже при таком тяжелом заболевании, как алкоголизм. А в лечении подходы везде одни и те же, основаны на базовой психологии.

Что огорчает 

— Наш соотечественник «статистически» выпивает около 12–14 литров спирта в год, что почти вдвое больше, чем в середине 1980-х годов. По оценкам специалистов, это угрожает деградацией всей нации. Почему все-таки мы столько пьем? Как остановить алкоголизацию населения?

— Понимание проблемы алкоголизации есть. Экономисты и медики подсчитали, что ущерб от алкоголя в 9 раз превышает прибыль от его продажи.
Есть несколько факторов, определяющих употребление алкоголя. Во-первых, спиртное — мягкий, универсально дозируемый транквилизатор. Он помогает переносить тяготы жизни. Чтобы люди меньше пили, они должны ощущать себя более востребованными, более счастливыми — это очевидно. К слову, существенное снижение спроса на спиртное в годы перестройки я связываю не только с тем, что тогда уменьшились объемы его производства и продажи, но и с иной атмосферой в обществе, надеждами на перемены к лучшему.
Во-вторых, атакуют производители и продавцы спиртных напитков. За 20 лет государство не ставило задачи снизить объемы производства и продажи алкоголя. А это необходимо сделать.
В целом я не говорил бы о национальной катастрофе. В конце XIX века в Великобритании опиум можно было купить в любой чайной лавке, им даже поили детей. Однако страна была выдающейся державой, «мастерской мира».
На мой взгляд, прежде всего нужно уберечь подрастающее поколение от раннего потребления спиртного. Молодые люди должны знать, в чем опасность, и как можно позже пробовать алкоголь.
Я участвовал в образовательных семинарах в двух столичных школах и пришел к
печальному выводу: подростки не понимают опасности алкоголя. Считаю, что нужно повысить возрастную планку продажи спиртных напитков до 21 года.
Омоложение пациентов идет из-за пивного алкоголизма. Пивное лобби очень сильное, долгие годы посредством рекламы нас убеждали, будто пиво — не алкогольный напиток. Очевидно, что это ложь. К сожалению, появилась и новая угроза здоровью молодых — спайсы и миксы, которые вызывают быстрое привыкание, психозы, осложнения, слабоумие, депрессии; с этой бедой мы пока не научились эффективно бороться. 

— Какие планы не удалось реализовать?

— Нам не хватило желания и готовности заимствовать передовой западный опыт, который был известен еще 20 лет назад. Например, тенденция современной психиатрии — лечить человека там, где он живет. Со временем в регионах должны появляться небольшие клиники для людей с психическими расстройствами.
Западно-европейская психиатрия базируется на активном участии общественности. Родственники страдающих психическими расстройствами объединяются в группы, лоббируют интересы больных. Они могут знакомиться с тем, как идет адаптация этих людей к социальной жизни…
В нашей больнице в свое время были небольшие цеха, опытное поле, в городе действовали лечебно-производственные мастерские для трудотерапии, реабилитации душевнобольных пациентов. Где все это? Чем это заменили? Принудительным лечением под охраной? И это альтернатива в XXI веке? К сожалению, люди пока не готовы пересмотреть сложившиеся стереотипы, отношение к психически больным. Мы еще не поняли, что основа здорового общества — сотрудничество, а не конкуренция.

Победа над собой

— Вы пьете спиртные напитки?

— У меня нет алкогольной зависимости, поэтому я позволяю себе немного выпить по праздникам. А вот никотиновая зависимость есть. Поэтому уже 13 лет не курю.

— Ваша супруга Елена — тоже психиатр. Не трудно ли двум психиатрам вместе?

— Нет. Знание психологии, психиатрии помогает в семейной жизни. И по мере своего профессионального роста, обретения опыта, мне кажется, я становлюсь лучше как муж и как отец.

 

Источник: http://medvestnik.by/                                                                               Автор: Ольга Поклонская



 

Стоп-спайс (Беларусь)

Стоп-спайс Беларусь

Кто на сайте

Сейчас 72 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Кто на форуме

Сейчас 1 гость и 0 пользователей онлайн

    Архив

    Сен 2017
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    28 29 30 31 1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30 1