Надежда обреченных


    Наше время срывает с человека покрывало последних иллюзий. Голый стоит он на раскаленном песке – где Наука, обещавшая всеобщее благоденствие? где Власть, обещавшая справедливость? где Бог, обещавший жизнь вечную? – нечем укрыть плечи от палящего солнца днем и ледяного ветра ночью. Раскрыты гробы, и чередой родные и друзья навсегда покидают нас, не слушая наших голосов. Жмутся тела друг к другу, жмутся и считаются: «Я тебя грел лучше, чем ты меня! – А ты спал в моей тени в жаркий полдень! – Я напоил тебя водой! – А я дал тебе хлеба!».
    Остатки души растворяются спиртом,   «истина – на дне стакана, истина – в вине», говорят люди, убегая от одиночества, уползая от свободы. Злоба и тоска, тоска и злоба сменяют друг друга с неизбежностью восхода и заката солнца. И так – до смерти, или почти до смерти.
    Вот – это короткое, шипящее, невзрачное слово «почти». И кто-то поднимает голову – еще неуверенно, еще тяжело, как младенец, но уже видит свет. Он почти погиб, но уже чувствует другую жизнь. Он начинает учиться ходить, стискивая зубы от боли и неуверенности, и только знание о том, что можно жить иначе, помогает поддерживать равновесие. Самое удивительное в этом процессе есть то, что он протекает «вопреки химии».
    В конце 2002 года в терапевтическую группу пришел Володя. Он хорошо принял программу трезвления, начал ходить в АА, однако через два месяца исчез с наших горизонтов. Через полтора месяца мы увидели его вновь, несколько подавленного, или, по меткому слову Достоевского, стушевавшегося. Оказалось, что после новогодних праздников В. охватила некая тоска и «огульная млявость», завершившаяся коротким (недельным) алкогольным эксцессом. Мы поговорили на группе о цикличности жизни и болезни, об органической, природной, если угодно, химической обусловленности этой цикличности. Володя внимательно и молча слушал, и потом, когда сессия закончилась, спросил:  «Если алкоголизм – это биологически неизлечимая болезнь, протекающая циклично, обусловленная биохимическими процессами, протекающими в организме человека помимо его воли, значит – я обречен вновь и вновь проходить эти циклы пьянства и трезвости?».
    Когда-то, много лет назад, в начале моего активного знакомства с людьми, страдающими синдромом химической зависимости, мне не рекомендовали говорить алкоголикам, что они неизлечимо больны. Дескать, это утверждение вгоняет больных в тоску, отбирает последнюю надежду… Правда, тут же встает коварный вопрос: «надежду на что?». Сегодня я легко могу ответить на него: надежду на то, что когда-нибудь, после лечения, или после длительного срока трезвости можно будет вновь «умеренно» употреблять алкоголь. Фактически, советская наркология, как и все советское государство, культивировало у людей бесплодные иллюзии.
    Но ведь иллюзии произрастают не случайно. Источники алкогольных иллюзий понятны – во-первых, это проявление первичного патологического влечения к алкоголю, как к средству изменения состояния сознания, во-вторых – лицемерие государственной власти, которая вовсе не желает видеть своих граждан трезвенниками в силу фискального интереса, получения дохода от продажи алкоголя и табака. Человечество жаждет «золотого сна», и немедленно находятся особи, подсовывающие людям то, что может этот «сон золотой» навеять.
    «Отдайте нам вашу свободу» – от века вкрадчиво глаголят особи, - «а мы дадим вам все, что нужно для вашей простой жизни – немного денег, немного жизненного пространства, скучную, но полезную работу, полового партнера, пошловатых, но популярных зрелищ, полоску дешевого пляжа и, самое главное, то, что заставит вас забыть о бедах, болезнях, унижениях власти, семейных ссорах – водку и табак. Ах, кто-то из вас умирает от рака легких или заболел алкоголизмом? Это ничего, за ваши деньги мы дадим вам наших самых хороших врачей, и они будут лечить вас. Кто говорит, что алкоголизм – это неизлечимая болезнь? Не надо так говорить, это неприлично, да и к чему в таком случае наркологи?».
    Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) предлагает устанавливать диагноз «синдром химической зависимости», основываясь на шести диагностических критериях: 1) первичном патологическом влечении к веществу (сильная потребность принять вещество); 2) вторичном патологическом влечении к веществу (утрата контроля над дозой); 3) абстинентный синдром (синдром отмены); 4) росту толерантности (переносимость все больших доз вещества); 5) прогрессирующее забвение альтернативных интересов в пользу употребления вещества и 6) продолжение употребления вещества несмотря на очевидный вред для здоровья, связанный с этим употреблением.
    Зададимся простым вопросом: а на какой критерий, признак или особенность синдрома химической зависимости (например, алкоголизма) способна повлиять медицина? Ответ очень прост: медицина может успешно справляться только абстинентным синдромом, или, как его называют в народе, похмельем. Конечно, можно временно купировать (снять, ослабить) влечение к алкоголю или иному наркотику – дав другой наркотик. Когда-то героин был создан именно с целью лечения морфинизма: ученые полагали, что, поскольку героин купирует влечение к морфию, то  он будет хорошим лекарством. Чем все это закончилось – всем хорошо известно. Героин из лекарства очень быстро превратился в широчайше распространенный «тяжелый» наркотик. Примерно так же мы могли бы лечить алкоголизм, предлагая больному пить вместо водки виски.
    Недавно у меня на приеме был действующий алкоголик Шурик. Мы знакомы уже много лет, и все эти годы Шурик играет в свою экзистенциальную игру, то есть в игру со всем миром, принципиально не желая жить по законам природы. Как писал Джером К. Джером, «заурядные поэты кричат о своем презрении к миру; мир потешается над заурядными поэтами». Шурик регулярно посещает группы АА и регулярно впадает в алкогольные эксцессы. Ему уже за сорок, однако он не имеет постоянной работы (и никогда ее не имел) и живет на попечении матери. Шурик пришел ко мне  с похмелья и начал жаловаться на жизнь и на то, что он не может долго жить трезво. «Почему какие-то девчонки, - стенал Шурик, вспоминая нашу успешно живущую трезво уже третий год группу «сестер», - почему эти тетки живут трезво, а я – нет?». Шурик просил у меня таблеток «для сна», он нуждался в «химии». Он был уже почти не человек, он был «ходячая химия».
    Это означает, что алкоголизм – действительно биологически неизлечимая болезнь, имеющая вполне органическую причину и биохимическое обусловливание, на которое медицина существенно повлиять не может. Что толку Шурику купировать похмелье, если через три месяца он опять впадет в эксцесс. «Химия» все это.

    Алкогольный эксцесс закономерно – в силу мощных биохимических механизмов - сменяется состоянием «выхода», длящимся от нескольких дней до 1 – 2 недель, затем больной приходит в состояние условной «нормы» (на самом деле, «действующий» алкоголик не достигает настоящей нормы в периоды кратких ремиссий, но в контексте рассматриваемого вопроса это можно опустить). «Нормальное» состояние длится от нескольких недель до нескольких месяцев, что позволяет алкоголику строить вал психологической защиты («я же не пью каждый день», «я хочу пью, хочу – не пью»), а дальше состояние алкоголика начинает меняться: в нашей терапевтической группе это новое состояние описывается как «тусклость».  С клинической точки зрение, это состояние может быть квалифицировано как субдепрессия: больные утрачивают интерес к обычным делам, все им не в радость, появляется раздражительность, ухудшается сон, аппетит. Разумеется, субдепрессия имеет под собой биохимическую основу. В какой-то момент больной может вернуться (большинство больных и возвращается) к употреблению алкоголя, который как мощное психоактивное средство меняет биохимию мозга, купирует симптомы субдепрессии. Круг замкнулся, в основе этого порочного, патологического цикла – «химия» мозга.
    Именно об этом было «неприлично» говорить в советской наркологии, ибо это якобы лишало больных надежды. Именно это (хотя и не только это) подразумевает 1 Шаг АА: «Мы признали свое бессилие перед алкоголем…». И именно здесь мы вернемся и к вопросу об «обреченности», который задавал Володя, и к нашему Шурику, и к нашим другим алкоголикам – тем, которые не употребляют алкоголь, несмотря на «химию», которые разорвали патологический круг биологической обреченности.
    Я не занимаюсь протрезвлением и детоксикацией действующих алкоголиков, так как меня интересуют не краткосрочные циклы трезвости, а длительная, устойчивая, сознательная трезвость. Поэтому для меня приобретает особое значение та часть рассматриваемого патологического круга, которая расположена между «нормой» и «тусклостью» или субдепрессией. Я убежден, что, если алкоголик правильно понимает свои состояния в тот или иной период жизни, он может достаточно легко возвращаться из состояния «тусклости» в состояние «нормы». На схеме это колебательное, маятниковое движение изображено стрелками. Собственно, все «нормальные» люди так и живут: им иногда хорошо, радостно, а иногда – плохо. Фон настроения колеблется в течение суток, недель и месяцев. Мы не придаем этому особого значения – при «нормальной химии» организм справляется с эмоциональными перепадами сам. Алкоголики же (да и не только алкоголики, а практически почти все люди с психическими и поведенческими расстройствами) нуждаются в особом знании, понимании сути происходящего, и в специфической помощи. Как правило, и необходимое знание, и помощь доступны. Есть книги, есть грамотные специалисты, есть товарищи по несчастью, братья и сестры, достигшие просветления и устойчивой трезвости несмотря ни на что.
    Во-первых, «тусклость» или субдепрессия  успешно лечится некоторыми медикаментами, не вызывающими зависимости и поэтому безопасными для алкоголиков. Лекарство может назначаться только врачом.
    Во-вторых, существует поистине множество способов улучшения своего психического и физического состояния без использования медикаментов. Надежнейший способ – беседа с компетентным специалистом или параспециалистом (трезвым алкоголиком, имеющим специальную подготовку для работы с зависимыми). И не одна, конечно, беседа а достаточное число встреч на регулярной основе, так как субдепрессия может тянуться недели и недели. Далее, совершенно необходимо посещать терапевтические группы и группы АА, читать рекомендуемые книги, вести дневник чувств.
    Следует помнить, что физические нагрузки значительно облегчают симптомы депрессии; следовательно надо ежедневно нагружать себя, если не на даче, то в спортзале, или хотя бы выполняя физические упражнения дома.
Хорошо помогает посещение бани, бассейна, смена обстановки, «путешествия выходного дня». Прекрасно, что в Беларуси десятки групп АА, и, следовательно есть возможность регулярно посещать другие, не знакомые ранее города и группы. Выполнение этих простейших рекомендаций приносит абсолютный успех.
    Конечно, алкоголики «обречены» быть неизлечимо больными. Но следует ли, уподобляясь зощенковскому попику уныло гнусавить: «химия все это…», оправдывая пьяными слезами свое нежелание разорвать порочный круг? Личность человека больше, чем его психическое расстройство. Наш опыт, тысячи окружающих нас сознательно трезвых алкоголиков дают нам пример, ясное указание и надежду на то, что любой, даже находящийся в самых неблагоприятных условиях больной алкоголизмом при желании может достичь душевного покоя и трезвости.
    Голый человек встает под лучами солнца. Он не имеет иллюзий. Он все видит. Его ступни обжигает горячий песок, а в спину дует ледяной ветер. Человек знает слабости своего тела, но он знает и свою стойкость. Его колени дрожат, но он делает шаг. Затем – еще шаг. Так человек учится ходить. И научается. Потому что он – человек, а не скотина, не крыса в лабиринте и не подопытный кролик, на котором неведомые силы природы изучают биохимию алкоголизма. Человек – свободен, и никакие особи не заставят его пожертвовать свободой ради минутного кайфа.

 Если нам чему и надо учиться в этой жизни – так это мужеству.



 

Стоп-спайс (Беларусь)

Стоп-спайс Беларусь

Кто на сайте

Сейчас 12 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Кто на форуме

Сейчас 1 гость и 0 пользователей онлайн

    Архив

    Сен 2017
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    28 29 30 31 1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30 1