Синдром химической зависимости как болезнь духа


Публичная лекция, не прочитанная 22 октября 2001 года в РТИ

Дамы и господа!

Синдром химической зависимости – это современное медицинское название таких болезней, как алкоголизм, наркомании и токсикомании.

Названные болезни объединяются в одну группу некоторыми признаками, например, такими как: 1) патологическое влечение к состоянию опьянения, вызванного алкоголем, героином, парами клея, дымящимся табаком или любым другим веществом, изменяющим состояние сознания человека; 2) рост толерантности, то есть переносимость все больших доз вещества; 3) утрата контроля над дозой употребляемого вещества или ситуацией употребления; 4) продолжение приема вещества несмотря на проблемы со здоровьем или социальные проблемы (недовольство родственников, задержания милицией, утрата работы и т.п. Отказ от употребления некоторых веществ (таких, например, как алкоголь и героин) вызывает вначале так называемое состояние отмены или абстинентный синдром. Имеются и другие признаки химической зависимости, с которыми вы можете ознакомиться в предлагаемом вам раздаточном материале.

И алкоголизм, и наркомании, и токсикомании, включая зависимость от табака, несомненно являются болезнями в самом прямом, физическом, медицинском смысле. Приходится это подчеркивать, так как большинство (и я убежден в том, что именно большинство) населения имеет смутное впечатление, что проблема алкоголика или курильщика – это всего лишь проблема «слабой воли».

Между тем, имеются несомненные указания на то, что заболевание алкоголизмом или наркоманией запрограммировано генетически и при определенных условиях происходит помимо всякой человеческой «воли». Когда болезнь достигает развитой стадии, обнаруживаются грубые органические изменения во всех основных органах и системах человеческого тела.

синдром химической зависимости легко вызывается в экспериментах на животных – у крыс или собак, например.

Хорошо известно, что синдром химической зависимости широко распространен в нашей культуре – около 10 % популяции в той или иной степени страдают от алкоголизма и наркоманий, а курят табак миллионы, около половины взрослого населения Беларуси. Ежегодно около 3 тысяч человек умирает от передозировки спиртного. Большинство завершенных суицидов – а их происходит также около 3 тысяч случаев в год – случается в состоянии алкогольного опьянения. Тысячи больных ежегодно попадают в психиатрические больницы с белой горячкой и другими алкогольными психозами. Число нелегальных потребителей наркотиков растет в Беларуси с каждым годом, и сейчас исчисляется десятками тысяч человек. Курение табака является одной из основных причин таких страшных заболеваний, как рак легких или облитерирующий эндартериит, приводящий человека к медленной и мучительной смерти.

Вряд ли мои слова удивили вас. Вы и так знаете, что водка – яд, а наркоманы спускают через иглу всю свою собственность, здоровье и жизнь.

Но улавливаете ли вы некий парадокс в том, что вроде бы несомненное знание не служит основанием для каких-то активных, радикальных действий – прежде всего самих потребителей опьяняющих веществ? А далее и медиков, локальных властей и правительства в целом? Не считать же «активным действием», например, Государственную программу национальных действий по предупреждению и преодолению пьянства и алкоголизма, утвержденную Постановлением Совмина РБ № 1332 23 августа 2000 года – вы лично ощутили что-то новое через год «работы» этой программы? Я – не ощутил. Я живу в центре Минска и каждый день хочу через скверик с лебедем. Как мальчики и девочки самого нежного возраста пили пиво из горлышка напротив резиденции президента год назад, так и пьют сейчас. Остается только по стариковски ворчать: «В наше время этого не было». Между прочим, в годы моей молодости этого действительно не было.

Так что же происходит? Есть некое страшное явление, о котором вроде бы все знают, и нет никаких существенных подвижек в решении этой проблемы.

Собственно, целью моего выступления перед вами является пробуждение в некоторых из вас особого знания – знания, которое обладает реальной силой. Я смею утверждать, что, несмотря на то, что синдром химической зависимости является настоящим физическим и психическим заболеванием, медицина имеет к лечению этого заболевания как на уровне отдельного человека, так и тем более общества, только косвенное отношение. Я хочу показать вам, что настоящая проблема синдрома химической зависимости – это проблема духовности, и что можно испытывать ощущение счастья от того, что ты – алкоголик, так как только страдания алкоголизма переплавили тебя из обывателя, сосредоточенного на кормушке, на удержании власти в семье или обществе, на сексе, машинах и модной одежде - в нового человека.

В дальнейшем я буду оперировать понятиями «Дух», «свобода», «совесть», «Добро» и «Зло». Смысл этих понятий недоступен для позитивной науки. Для современного «ученого» сознание является эпифеноменом биохимической активности головного мозга, а совесть – симптомом психического расстройства (хотя бы потому, что совесть не позволяет участвовать в современном шабаше дельцов, и, следовательно – нарушает адаптацию человека к этому миру). Однако понятия «Дух» или «свобода» отражают реальные вещи. В противном случае мир давно бы уже был растерзан, ибо «если Бога нет, то все позволено» (Достоевский). Разумеется, со мной можно не соглашаться. Тогда обратитесь к самому выдающемуся и несгибаемому профессору психиатрии и попросите вылечить курильщика табака. Проблемы излечения будут неизбежны. И эти проблемы будут не медицинского характера.

Ибо только Дух придает знанию позитивную действенность. Известно множество врачей, в том числе и психиатров, в том числе и преподавателей психиатрии, которые знают множество слов про алкоголизм, годами «учат» студентов и других врачей тому, что такое есть алкоголизм и как его «лечить», а сами тем временем спиваются до белой горячки и смерти. И это – «знание» предмета? Что же это за «знание», которое не является силой?

Здесь и находится один из корней проблемы химической зависимости: какова же причина алкоголизма и наркомании? Если она лежит исключительно в биологии (как утверждают пьющие наркологи), в устройстве человеческого тела – тогда проблема не может быть решена в принципе. В этом случае действия медиков, психологов, милиции, любых государственных структур и учреждений – недоумие, пустая трата ресурсов, либо лицемерие. Ибо нет никакого лекарства, которое могло бы на сколько-нибудь длительный срок изменить эту самую биологию человеческого тела и «вылечить» алкоголизм, как излечивают пневмонию или, хотя бы, инфаркт миокарда. И тогда некий профессионал от наркологии по окончании рабочего дня, усталый от раздачи лекарств, ложных обещаний исцеления и запугивания больных, наливает себе стакан водки и говорит себе: «Да, я и сам алкоголик. И я – неизлечимо болен. Я-то знаю, что нет лекарства от алкоголизма, и поэтому пил, пью и буду пить». Некоторые родственники алкоголиков и наркоманов говорят: «Их надо расстреливать…», и в этом страшном пожелании есть своя логика, основанная на какой-то реальной стороне жизни.

И эта логика основана на том, что, несмотря на явные признаки физической и психической болезни, больные с синдромом химической зависимости полностью ответственны за все, что они делают. И в отличие от шизофреника с бредом преследования, например, наркоман при совершении преступления будет рассматриваться судом как дееспособная и ответственная личность.

Для нас важно понять, что множество алкоголиков живут трезво годами, десятилетиями, не испытывая при этом особого дискомфорта, связанного с отказом от употребления алкоголя. Около 10% зависимых от никотина полностью прекращают курить табак. Среди героиновых наркоманов, прошедших полный курс современной реабилитации длительные ремиссии наблюдаются в 60 – 80 % случаев. Следует учесть, что для этих длительных ремиссий прием медикаментов в момент перехода к полной трезвости никакого значения не имеет. Реабилитация наркомана занимает два – три года, и для многих (если не для абсолютного большинства) в этот период исключен не только прием лекарств, используемых в наркологии или психиатрии, но и использование любых косметических (то есть «химических») средств.

Итак, если больные люди, люди, страдающие синдромом химической зависимости, алкоголики, наркоманы, курильщики табака – могут годами не употреблять вещества, от которых они зависимы, позволительно спросить: а как они это делают? Как им удается не употреблять вещества, к которым они испытывают пристрастие? И, может быть, если бы они обладали необходимыми знаниями и умениями раньше, они бы и не заболели алкоголизмом и (или) наркоманией?

Означают ли ответы на эти вопросы то, что первичная профилактика (недопущение новых случаев заболевания) и вторичная профилактика (лечение уже больных людей) могут методологически совпадать?

Давайте попытаемся ответить на эти вопросы практически. Вот Юля, симпатичная женщина 24 –х лет, наркоманка, употреблявшая героин на протяжении 8 лет, а сейчас «чистая» от наркотиков и алкоголя 11 месяцев. Ее пример весьма показателен, так как бытует мнение, что основная причина пьянства и наркомании – в бедности и униженности народа. Так вот, Юля росла в богатой семье, в атмосфере любви и тепла. Она отнюдь не была «заброшена», напротив, у нее и минутки-то свободной не было – школа, фигурное катание, иностранные языки и культурные мероприятия занимали все ее время. Однако, при малейшей возможности Юля общалась с наркоманами. Сначала она просто присутствовала при употреблении, но скоро начала курить гашиш, а потом – и колоть героин. Почему же наркоманы были так притягательны для Юли? «Они казались мне очень свободными, независимыми, они делали то, что им хотелось, и не делали того, что не хотелось,» - говорит Юля, - «и, кроме того, у меня появилась моя личная тайна».

Очень быстро появилась и зависимость от героина – практически сразу же после первой инъекции Юля испытала «кайф», забыть который не может до сих пор.

Юля прошла все этапы государственной наркологической службы, все методы, которые могли предложить ей врачи, однако в краткие периоды отказа от героина она злоупотребляла алкоголем. В Республиканской психиатрической больнице «Новинки» она лежала в одной палате с наркоманкой, умирающей от СПИДа, однако готова была колоть наркотик одним шприцем с ней – просто случая не представилось.

Юле повезло – родители смогли оплатить ее лечение в так называемом Recovery-center в Москве. Вот такое это было лечение: никаких медикаментов не использовалось; если Юля считала, что у нее возникала какая-то проблема, она обращалась к консультанту; 35 дней было посвящено изучению 1 Шага Анонимных Наркоманов. С тех пор Юля наркотики и алкоголь не употребляет. Она говорит: «Я свободна от героина и алкоголя"

Выводы из этой истории таковы:

1. Юля больна – физически и психически, все симптомы тяжелой болезни она испытала на себе.

2. Юля начала употреблять наркотики не по причинам наследственности, уродства характера, тяжелой жизни; Юля заболела, так как увидела (ложно) в употреблении наркотиков путь к свободе.

3. Традиционное лечение, лекарства не помогли, да и не могли помочь Юле, так как наркомания – болезнь неизлечимая с биологической точки зрения, а психиатрическая составляющая этой болезни – патологическое влечение к наркотику в форме воспоминания о «кайфе» – осталась с Юлей на всю ее жизнь.

4. Юля перестала употреблять наркотики после того, как изменила свои мысли о смысле и форме своей жизни и научилась вести себя в соответствии со своими новыми мыслями.

Главный же вывод будет таков: проблема наркотиков (и алкоголя), будь то их употребление или отказ от них, лежит за пределами биологии и медицины. Решение этой проблемы лежит в сфере человеческой свободы, в сфере Духа и духовности.

Как правило, медикам, да и не только медикам, а многим, воспитанным в лоне прагматизма, неприятно слушать о Духе, а в иные времена – не только о Духе, но и свободе как источнике и конечной цели человеческой жизни.

Они думают, что свобода лежит только в пределах научного знания.

Так было и раньше, когда наука была развита куда как менее, чем в настоящее время. Ибо прагматизм и бездуховность живут на любой почве и в любое время, и постоянно порождают зло.

«Поэтому, когда пришел срок Истмийских игр и весь народ повалил на Истм, он тоже направился туда; таков уж был у него обычай – на больших сборищах изучать, к чему люди стремятся, чего желают, ради чего странствуют и чем гордятся. Он уделял время любому человеку, который хотел с ним встретиться, и говорил, что одно его удивляет: если бы он объявил себя зубным врачом, к нему пришли бы все, кому надо вырвать зуб; если бы он – Зевс свидетель – обещал излечивать от глазных болезней, к нему тотчас же явились бы все, страдающие глазами; то же самое случилось бы, если бы он заявил, что знает средства от болезней селезенки, от подагры или от насморка; но когда он говорит, что излечит всех, кто последует его указаниям, от невежества, от подлости, от необузданности, - никто не приходит к нему, не просит об излечении и вовсе не думает о том, как много приобрел бы он от такого лечения, как будто человек меньше страдает от этих болезней души, чем от болезней тела, и как будто для него хуже иметь разбухшую селезенку или гнилой зуб, чем душу безрассудную, невежественную, трусливую, необузданную, жаждущую наслаждений, несвободную, гневливую, недобрую, коварную, то есть во всех отношениях дурную».
Дион из Прусы (Хрисостом): Диоген, или О доблести (Диоген Синопский, около 412 – 323 гг. до Рождества Христова).

Так было и после Рождества Христова:

«Афиняне же все и живущие у них иностранцы ни в чем охотнее не проводили время, как в том, чтобы говорить или слушать что-нибудь новое…
Услышавши о воскресении мертвых, одни насмехались, а другие говорили: об этом послушаем тебя в другое время.
Итак Павел вышел из среды их».
Деяния Апостолов, 17:21, 32, 33.

Цитата из Нового Завета приведена не случайно: достижение устойчивой сознательной трезвости при заболевании биологически неизлечимым синдромом химической зависимости  не менее парадоксально и, может быть, даже абсурдно, чем основа христианского верования в воскрешение из мертвых. «Я не пью водку потому что я – алкоголик», - говорит алкоголик из Программы; «Какой же ты алкоголик, если ты не пьешь водку! Вот я – алкоголик, поэтому я и пью», - отвечают ему не только его пьющие собратья, но и, что типично, его друзья или сослуживцы.

Странно: наше время отмечено знаками наркомании и СПИДа, общество пытается заниматься первичной профилактикой этих смертельных заболеваний, понимая, что некоторые люди гибнут по собственному невежеству, но стыдливо умалчивая, что многие люди гибнут по собственному злому выбору, в силу собственной бездуховности выбирая Зло.

Вот типичные подходы в области первичной профилактики в школах (пример Julian Cohen, GB):

1. Шок от обнаружения проблемы. Показ ужасов наркомании по ТВ, через другие СМИ.

2. Предположение: если молодежь будет знать «факты» о наркотиках, она не будет употреблять их. Дача информации преимущественно об опасности употребления.

3. Подходы, пытающиеся развить «персональную ответственность» и «строгую нравственность», привлекательность жизни без наркотиков.

4. Развитие способности противостоять давлению сверстников: «Просто скажи НЕТ».

5. Обучение способности принимать самостоятельные решения.

6. Предложение альтернативных форм «рискованного поведения» (например, некоторые виды спорта).

7. Повышение самооценки.

8. Включение в агитацию подготовленных сверстников (референтное позитивное давление).

Обращает на себя пункт № 3: Подходы, пытающиеся развить «персональную ответственность» и «строгую нравственность», привлекательность жизни без наркотиков. Оставим явную эклектичность посылки (жизнь без наркотиков может быть вполне привлекательна и одновременно безнравственна). Важно другое. Казалось бы, если молодой человек имеет прочный духовный (нравственный) стержень, какие наркотики могут ему угрожать? Однако специалисты расписываются в собственном бессилии – можно, говорят они, совершить попытку созидания духовного стержня, однако успех сомнителен… да и кто будет совершать эту попытку: психолог? врач? учитель? Может быть, священнослужитель? Но являются ли священнослужители носителями и учителями духовности и нравственности? Ведь понятия «духовность», «нравственность» и «религия» не являются синонимами.

Истина заключается в следующем: как-то молчаливо признается, что, если бы человек был совершенен в нравственном (духовном?) отношении, то не было бы проблем с наркотиками, пьянством, хулиганством и т.д. Но, поскольку человек несовершенен, то он склонен вести себя… нет, не как животное! Ибо животное гармонично с окружающей ее средой и не обладает противоречивой в самой себе, разрушающей самое себя сущностью… склонен вести себя как человек: то есть лгать, быть алчным и невоздержанным, не понимать собственной природы и последствий собственных поступков. И, чтобы человек не вел себя как человек, его начинают запугивать (не пей из копытца, козленочком станешь), покупать (бросай наркотики, тогда я куплю тебе «мерседес»), дрессировать (скажи НЕТ, скажи НЕТ, скажи НЕТ…).

Некоторые современные специалисты в области терапии химической зависимости признают первостепенную роль духовной ущербности в приобщении к употреблению наркотиков. Делают это они, конечно, на своем языке. Так, Л. С. Фридман с сотоварищами (Наркология. Москва - СПБ, 2000 год) указывают на три теории, объясняющие, почему молодые люди начинают употреблять наркотики: 1) Теория проблемного поведения, а именно, отсутствие уважения к власти, к нравственным и общественным нормам поведения; 2) Теория стадий, описывающая как молодой человек переходит от сигарет и алкоголя к марихуане, а потом – и к героину и 3) Теория группы сверстников, под давлением которых молодой человек вводит в себя наркотик первый раз. Эти три теории не противоречат одна другой, может быть, дополняют друг друга, но всего лишь приближаются к объяснению – они просто описывают некий поведенческий паттерн, не объясняя его. Иного и нельзя требовать от позитивной науки – она не может проникнуть в сферу Духа (хотя и может описывать какие-то духовные феномены). Для нас важно, что Фридман указывает как на причину употребления наркотиков «отсутствие уважения к власти, к нравственным и общественным нормам поведения». Наука останавливается на этом утверждении, так как она может только внешне описывать феномен «уважение», не проникая в его духовную суть. Соответственно, при рекомендациях в области первичной и вторичной профилактики (лечения) «наука» может рекомендовать, например, развивать «уважение» к нормам поведения или к отдельным категориям лиц (например, к старшим или женщинам), не давая по сути никаких методологий как развивать это «уважение».

Между тем, человек имеет совершенно «животное» тело, включая аппарат наследственности: в 2000 – 2001 годах сообщалось о том, что около половины генов человека идентичны генам дождевого червя, и только 1,5 % генов человека отличаются от генов шимпанзе.

Это означает, что «уважение» определяется преимущественно не наследственностью, отсутствие «уважения» не является медицинской проблемой и не может быть исправлено медицинскими (биологическими) средствами.

Это означает, что человека свободен поступать так или иначе. Другое дело, что свобода выбора предполагает информированность о сути происходящего, причинах и следствиях. Ложная или недостоверная информация ограничивает свободу и оскорбляет Дух.

Поэтому начало злоупотребления опьяняющими средствами (будь то табак, алкоголь или наркотики) всегда сопряжено с ложью. И ложь начинается не с барыги, который в школьном туалете «толкает» не информированному должным образом шестикласснику «дурь»; ложь начинается с государства, которое молчаливо одобрительно взирает на красочные витрины магазинов, где выставлен алкоголь и сигареты. «Сигаретные» и «водочные» войны за рынки сбыта, которые последние годы ведутся в нашей стране, отчетливо показывают все лицемерие государственной политики в области производства и продажи алкоголя и табака.

Население по сути не информировано о последствиях курения и потребления алкоголя. «Если бы директором был я», на каждой бутылке водки, шампанского или пива красовалась примерно такая надпись: «Употребление алкоголя вызывает болезни легких, сердца, желудка, белую горячку и слабоумие. Большая часть хулиганских действий, драк, несчастных случаев и преступлений в быту совершается в состоянии алкогольного опьянения. Если после прочтения этого текста ты сегодня выпьешь более одной дозы алкоголя (0,5 л пива, 1 бокал вина или 70 мл водки) – тебе надо обращаться за помощью». Однако государство стыдливо умалчивает об истинных последствиях употребления алкоголя. И почему бы на каждой пачке сигарет вместо симпатичных фирменных символов не помещать рисунок черепа с костями – ведь ежегодно только от рака легких, напрямую связанного с курением, в мире умирает около трех миллионов человек? Но государство опять молчит. Можно было бы сказать, что государство надеется на то, что народ будет пить водку, но пить умеренно, будет курить табак – но немножко… На самом деле чиновники знают, что народ будет пить и курить скорее неумеренно, и спешат обслужить этих неумеренно пьющих и курящих. Что ж тогда негодовать по поводу действий наркомафии – последствия наркотизации населения менее тяжкие, чем последствия алкоголизации и табакокурения.

Дух в животном теле человека формируется ритуалом. Ритуалы формируются людьми, в чем то убежденными, во что-то верящими. Человеческое общество, в отличие от стай и стад животных, основано на вере и ритуале. Собственно, личность есть совокупность в индивидууме характерных для данного общества черт, верований и целей. Поэтому если общество продуцирует алкоголиков и наркоманов – значит, в обществе доминируют цели достижения состояния опьянения и господствуют ритуалы употребления опьяняющих веществ.

Такое общество воистину несчастно. В таком обществе произрастает Дух Зла – но не потому, что люди плохи в нравственном отношении и по природе своей склонны пить водку или курить анашу. Человек замечателен тем, что он полипотентен, но его способности проявляются при определенных условиях, и над некоторыми из этих условий он не властен. Мы можем проследить, как загоняют в тупик человека и заставляют его пить водку, курить табак или вводить в кровь героин.

Психологи четко описывают психологические основания влечения к состоянию опьянения или одурманивания, однако, за психологическими основаниями для той или иной формы поведения лежат основания духовные, ведь человек – не только животное:

Психологические основания влечения к опьянению (актуальные психические состояния)
Духовные (личностные) основания влечения к опьянению (мировоззрение, основные мыслительные конструкции, верования и убеждения
Человек может испытывать сильное напряжение в результате того, что какие-то его базовые потребности остаются неудовлетворенными.Если он употребляет какое-то опьяняющее вещество,напряжение временно исчезает. «Все, что я желаю, должно быть исполнено, и как можно быстрее. Если мои желания не исполняются – я несчастен, и это ужасно. Выпью, чтобы не чувствовать себя несчастным».Эгоизм и эгоцентризм.
Человек может хотеть изменить свое эмоциональное состояние, например, уйти от чувства печали, либо наоборот, усилить чувство горя, чтобы дать дорогу слезам. И в этом ему помогают опьяняющие или одурманивающие вещества. «Мои чувства и эмоции первичны и управляют мной. Дайте мне соску, дайте мне поплакать и повеселиться, как ребенку». Слабость духа (отсутствие мужества).
Состояние опьянения позволяет человеку бежать от скуки обыденности. «Мир почему-то не развлекает меня, хотя обязан делать это». Духовная леность (сдерживание креативности).
Для некоторых людей находиться в состоянии опьянения есть единственный известный им способ ощущать комфорт и наслаждение, особенно если в трезвом состоянии их преследуют мысли о собственной никчемности. «Я – хуже всех (самый глупый, слабый, некрасивый…); я таким родился, таким рос и останусь таким навсегда».
Ошибка мировоззрения (отрицание нейтральности мира).
Употребление алкоголя, табака или наркотиков в «алкогольной культуре» есть надежнейшее средство вхождения в социальную группу и удержания в этой группе. «Мне так страшно быть одному, что я буду делать все, что угодно, только бы меня не прогнали». Духовная зависимость (стадность).
Состояние опьянения позволяет манипулировать людьми ближайшего окружения или отказываться от нежелательной деятельности. «С утра выпил – весь день свободен».
«Не дашь денег – пойду, напьюсь (если дашь – тоже, конечно, напьюсь)». Желание властвовать (уподобление Богу).
В «алкогольной культуре» состояние опьянения позволяет «оправдать» некоторые формы неадекватного поведения (сексуальная распущенность, агрессия) «Ух, как я зол на всех. Людей надо наказывать, но на трезвую голову делать это страшно». Злоба и трусость


Первична не потребность в опьянении – первично то состояние страха, злобы, отчаяния или легкомыслия, в которое вводят людей другие люди. И чем эти «другие» влиятельней в силу занимаемого властного положения, доступа к ресурсам общества (фактически к нашим с вами ресурсам), средствам массовой информации – тем больший грех лежит на них, грех лжи и соблазна.

Эти «другие» говорят: «Ну, вот, у нас такой пьющий народ… Питие на Руси веселие есть… Если мы не будем производить табачные изделия, нам нечем будет платить заработную плату врачам, которые будут оперировать ваш рак легких… Ну, да, вы раком заболеете, может быть, через пять лет, а зарплату надо платить сегодня… Если не торговать водкой, то как мы будем содержать психиатрические больницы, где вы лечите белую горячку… А вы все равно напьетесь – не водки, так самогонки… Что, вы самогонку не пьете? Ну, так ваш сосед гонит и пьет… Наркоманы – это такие люди, такие личности…Их бы в лагерь или в расход… у нас и опыт есть работы с враждебными элементами… да в Европу интегрироваться надо, с либералами этими…»

Однако нет «алкоголической» или «наркоманической» личности, то есть «особой» личности, неизбежно становящейся зависимой от опьяняющих веществ. Есть личности с непрожитой жизнью, нереализованным творческим потенциалом. А непрожитая жизнь ведет к агрессии и депрессии, алкоголизму и наркомании.

Человека отличает от животного только его способность к творчеству, к созданию иной реальности, креативность. И когда государство ориентировано не на развитие способностей граждан, а на удовлетворение потребностей, мы получаем весь спектр так называемого антиобщественного поведения и все социальные болезни, включая синдром химической зависимости.

Впрочем, поскольку мы живем не как Город Мастеров, а как полувоенный лагерь на вражеской территории, иного и не будет.

И более того: «Правитель не должен слушать тех, кто верит, что люди могут иметь свои собственные мнения и что индивид имеет значение. Такие учения заставляют людей уходить в тихие места и скрываться в пещерах и горах, и там поносить существующее правительство, издеваться над властями предержащими, преуменьшать значение должностей и жалований, презирать всех занимающих официальные посты» Конфуций.

Поэтому вернемся к первичной профилактики химической зависимости на индивидуальном уровне.

Гигиена тела – мытье рук, перед едой, например, и кулинарная обработка пищи, дают практически стопроцентную гарантию от инфекционных заболеваний желудочно-кишечного тракта. Возведенное в привычку, в автоматизм мытье рук перед едой – признак культуры. Но что есть гигиена души? Автоматический, привычный отказ от наслаждения.

«И поэтому самым сильным человеком поистине является тот, кто сумеет убежать от наслаждения дальше всех, ибо невозможно пребывать в общении с наслаждением или даже хотя бы мимолетно встречаться с ним и не попасть полностью в его власть. Когда же оно завладевает душой и опутывает ее своими чарами, тогда-то и происходит то, что случилось в жилище Кирки: оно легонько ударяет человека своим жезлом, загоняет его в свиной хлев, и с этой поры он уже не человек, а свинья или волк; от наслаждения рождаются также и всевозможные ядовитые змеи, и всякие прочие пресмыкающиеся; они поклоняются наслаждению, ползают у его дверей, жаждут его, служат ему, терпят при этом бесчисленные муки – и все напрасно, ибо наслаждение, победив их и завладев ими, насылает на них бедствия, отвратительные и тяжкие» (Диоген Синопский).

То, что аскетизм нынче не в моде – очевидно. Так ведь я и не призываю вас к аскетизму. Я говорю только о культуре питания и необходимости мытья рук перед едой.

Самые надежные средства профилактики химической зависимости очень просты: качественное (правдивое) информирование населения, доверительное общение по психологическим, житейским проблемам и стимулирование креативности. Но есть ли воля двигаться в этом направлении? Воля, между прочим, есть сочетание глубокого понимания собственных целей, искренности принимаемого решения и умения реализовать это решение. Вы хоть цели-то свои знаете?

«Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною».
Павел, 1 Кор. 4.12.

январь 2002 года



 

Стоп-спайс (Беларусь)

Стоп-спайс Беларусь

Кто на сайте

Сейчас 10 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Кто на форуме

Сейчас 1 гость и 0 пользователей онлайн

    Архив

    Сен 2017
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    28 29 30 31 1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30 1